27 ноября, 2021

— Девушка, я 4 дня не ел. Купите мне, пожалуйста, картошки и макарон, — произнес хорошо одетый мужчина.

Девушка вначале открыла рот. От удивления. По ее словам, выглядел мужчина прилично. Трезвый. Симпатичный.

— Нет, ну если бы он там 10 рублей просил на фунфурик, тогда бы понятно. Но тут… Я прямо и не знала, что сказать. А он начал объяснять, что заплатил за съемную квартиру, что пока без работы. И сказал, что отдаст деньги.

Как только они у него будут. Я купила, конечно. И не только картошку и макароны. Еще курицу взяла. И две упаковки овсяного печенья. И хлеба. И молока. Отдала ему. Он очень благодарил. Прямо вот со слезами на глазах, — рассказывала она нам.

Девушка эта — моя подруга Люська. Собственно, с ней и произошел вышеупомянутый случай.
Рассказала она об этом в беседе. Куда присоединились и другие подружки.
Все они дружно принялись писать, что Люську развели.
— Ты лохушка!

— Деньги некуда девать? Мне бы отдала!
— Ладно, старикам помочь. Или детям. Но мужику бы не дала ни копейки! Пусть сам зарабатывает, а не попрошайничает!

— А ты мужу своему сказала? Я бы на его месте тебе денег ни копейки не дала! Чтобы не разбазаривала!
— Может, это сейчас новый способ знакомства?
— Он, таких как ты, остановит человек 10, так нехило проживет! — все высказывания были примерно в таком духе.

Бедняга Люська совсем сникла.
Принялась оправдываться.
Мол, вдруг правда? Всякое же в жизни бывает. Помощь может любому понадобится.
И что они с Толиком тоже по-разному жили. Это потом наследство от двух бабушек в виде больших квартир досталось.

И работа у Толика приличная. Получает по 70 тысяч рублей.
А когда-то и суп из куриной обрези варили. И много еще чего было.
— Отвяжитесь, девки! Доброе дело сделала, а вы вон как! Что теперь, мимо проходить и всех подозревать в меркантильности? — написала

Люська и отключилась.
Стеб в комментариях продолжался.

Тогда Люська мне позвонила. Мы долго разговаривали.
Она, бедняга, правда, чуть не плакала.
Ей просто стало жаль человека. Согласитесь, в жизни всякое бывает.

Ну, помогла.
Детей у них с Толиком пока нет. Сумма, которую она выкроила на помощь другому человеку, брешь в бюджете не проела.
И вообще. Зачем чужие деньги считать?

— Ты как думаешь? Только честно? Обманули меня, да? — сокрушалась Люська.
— Почему сразу обманули? Вдруг правда? Всякое бывает. Если для знакомства, то странный способ. Если на деньги тебя развести, так попросил бы что подороже, а не макароны. Ты же остальное от себя добавила! Не переживай. Ты молодец. Все хорошо! — успокаивала подругу я.

Люська повздыхала и отключилась.
Случилось это две недели назад.
А 5 мая в 6.00 раздался звонок.

Если учесть, что у компьютера я просидела до трех ночи, то ответила с трудом.
И услышав булькающие звуки, даже не разобрала вначале, кто звонит.

А это Люська.
Радостная такая. Восторг просто прет!
— Мужик пришел! Ко мне, представляешь? — вещала подруга.

Спросонья я никак в толк взять не могла.
Какой мужик? Зачем пришел? У нее же Толик дома.
И только потом дошло: тот самый, которому Люська по доброте душевной помогла.

— Он мне розы принес. И долг вернул. Ну, те деньги, что я на него потратила, когда покупала картошку, макароны, куру, печеньки да молоко с хлебом. Я же ему телефон свой оставила. Он мне позвонил, адрес спросил. И подошел потом.

Сказал, что друг детства помог устроиться там куда-то. И даже за смены уже заплатил. Вот, он мне и принес. Сейчас напишу в Ватсапе девчонкам. А то смотри, нотации мне читали. Я прямо извелась вся из-за них. Ничего, все не зря! Слышишь, подруга? — говорила Люська.

Конечно, не зря. На ум пришла фраза:
— Самое главное предназначение — если ты способен стать доброй переменой в чьей-то судьбе. И протянуть руку помощи тому, кто сейчас в этом нуждается.

Потому что обстоятельства — они разные.
И сложности бывают не только у пожилых или немощных. Но и вроде бы и у вполне успешных на вид людей.

Например, одному человеку, который очень нуждался в помощи, никто не помог. Хотя могли. Силы имели для этого. Ресурсы. Это другая история, конечно.
Может, расскажу ее потом. Просто не захотели люди напрягаться. Предали. Равнодушно отвернулись.
И не было рядом вот такой Люськи. Готовой поделиться курицей и картошкой.

А это неправильно все-таки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *